?

Log in

No account? Create an account

maarav75


Нихт клювен клац клац!


Previous Entry Share Next Entry
Акатуй )))!
maarav75
С учётом лунно-солнечного календаря чувашей, на эти дни приходится большой весенний праздник — Акатуй. Акатуй — весенний праздник чувашей, посвященный земледе­лию, Этот праздник объединяет ряд обрядов и торжественных ритуалов. В старом чувашском быту акатуй начинался перед выходом на весенние полевые работы и завершался после окон­чания сева яровых. Название акатуй сейчас известно чувашам повсеместно. Однако сравнительно недавно верховые чуваши этот праздник называли сухат. (суха «пахота» + туйĕ «праздник, свадьба»), а низовые — сапан туйĕ или сапан (из татарского сабан «плуг»). После великого дня (мăнкун) чуваши начинали готовиться к весенним полевым работам: ремонтировали сельскохозяйственные орудия, готовили семена.

В последних числах апреля, перед вы­ходом на пашню, начинали готовиться к торжествам по случаю полевых работ. Для проведения ритуальной части Акатуя заранее варится пиво, готовятся съестные припасы, красятся яйца. Празд­нование Акатуя в разных домах начинается в разные дни. Празд­ник продолжается неделю. Приготовившийся к празднику в опре­деленный день созывает родственников и соседей. К их приходу в избе накрывается богатый стол. Во главу стола ставится алтăр (братина) с пивом, в середину стола на специальном вышитом полотенце — блюдо с караваем хлеба и кругом сыра.

Как только соберутся все приглашенные, хозяин назначает одного знающего ритуал старца руководителем, и тот приступает к исполнению своих обязанностей. Каждому из присутствующих подносится кружка пива, раздается по кусочку съестного, изго­товленного из зерна и из животных продуктов. Обычно это бывает ломтик калача с сыром или с маслом. Как только раздача закан­чивается, руководитель запевает старинную песню «Алран кайми аки-сухи» («Сев и пашня — вековечное дело наше»), и все под­хватывают этот гимн земледельческому труду. После завершения песни под руководством старца все совершают моление, обраща­ясь, по обыкновению, в сторону приоткрытых дверей. В старом чувашском быту все дома в деревне строились дверями на вос­ток. Тюркские народы с незапамятных времен совершали свои молитвы, обращаясь в сторону восхода солнца. Эта традиция удерживалась чувашами вплоть до начала XX века.

В молитвах чуваши испрашивали у всевышнего Турă (глав­ного бога) и подчиненных ему добрых духов обильного урожая, прибыли скота, богатства и здоровья членам семьи, всем родст­венникам, соседям и знакомым. После завершения молитвы все съедали свою долю, выпивали свои кружки и усаживались за стол. Тут начинался пир горой. Обильное угощение должно было способствовать такому же обильному урожаю хлебов.

Для завершения ритуальной части праздника Акатуй каждая родственная группа выходила в озимое поле. С собой брали кара­вай пшеничного хлеба, круг сыра, яйца, пшеничные или ячменные колобки, пироги, шăрттан и, разумеется, пиво. Все припасы несли чинно, торжественно. Хлеб с сыром несли на резной тарелке, а тарелку держали перед собой на богато вышитом ритуальном полотенце (сĕлкĕ), резное ведерко с пивом (чĕрес) также покры­вали вышитым полотенцем. Все участники ритуала в праздничном одеянии. Шли со специальной песней, предназначенной для этого случая.

В поле все устраивались в конце загона, обращаясь лицом на восток. Старший родич, обращаясь к духам земли (çĕр йышĕ), читал молитву и «угощал» их кусочками принесенных съестных припасов и пивом. Каждый из присутствующих в честь духов земли отливал несколько капель пива и разбрасывал по озимому клину крошки хлеба и сыра.

После завершения молитвы молодежь начинала гадания на яйцах и палках. Ребята бросали в поле яйца и смотрели, у кого яйцо разбилось, а у кого нет. Верили, что целое яйцо предвеща­ет богатый урожай яровых хлебов. Таким же образом гадали на палках. Дурным признаком считалось, когда палка ложится по линии с запада на восток, т. е. в положении, в каком хоронят покойников.

После гаданий в поле начинались песни, пляски, веселье. Воз­вращались с поля только к вечеру. Проведение этих обрядов было обязательным для каждого. Нарушителям от сельского об­щества не будет житья. Все верили в силу обряда, думали, что таким образом можно повлиять на будущий урожай. Игнориро­вание традиций, по представлениям чувашей, навлекало беду на все сельское общество, могло вызвать засуху, холода или градо­битие.

Вся деревня, проведя ритуальную часть праздника Акатуй, выходила на весеннюю пахоту. Каждый мало-мальски значимый этап весенних полевых работ был обставлен целым рядом маги­ческих обрядов, молитвословий, запретов и т. п. Особо отмечались почин первой борозды, вывоз в поле семян, начало сева и его завершение.

По окончании всего цикла весенних земледельческих работ проводилась торжественная часть праздника Акатуй. В этногра­фической литературе термин «акатуй», часто объясняется как «свадьба плуга», но это не совсем верно. Гораздо правильнее будет перевести «акатуй» как «праздник земледелия». Весь ход праздника показывает, что он посвящен завершению весенних полевых работ.

К самому торжественному заключительному циклу Акатуя на­чинали готовиться заранее. По улицам верхом на лошадях гар­цевали юноши. Они собирали призы для награждения победите­лей на соревнованиях. Молодежь разъезжала по деревне с длин­ным шестом, к которому молодушки привязывали свои лучшие вышитые полотенца и тканые пояса. Другие несли плетеные сум­ки — пестери для сбора яиц. В некоторых местах парни вышитые полотенца затыкали рядами за пояс, так что образовывалось нечто вроде фартука или юбки. Почти каждый дом жертвовал на акатуй какую-нибудь вещь: куски ткани, платки, рубашки, поло­тенца, яйца и т. п. Богатые люди жертвовали иногда деньги, на которые покупали барана.

Молодые люди для участия в скачках подготавливали лоша­дей, щедро кормили их овсом, иные даже давали сырые яйца. Накануне праздника молодежь выезжала на конях и устраивала пробные соревнования «для разогрева ног коней».

Для проведения соревнований составлялось своеобразное жю­ри из почтенных и влиятельных стариков, которое признавалось не только жителями данной деревни, но и всей округой.

В день Акатуя деревня принимала праздничный вид, на улицах царило веселое оживление. Соревнования происходили на лугу за деревней. Обычно выбирали место рядом с рекой и лесом. Еще до полудня население деревни начинало стекаться на тра­диционное место проведения конных скачек. Впереди шли выбор­ные старики. Вместе с ними верхом на коне ехал один из парней, который нес длинный шест с привязанным к верхнему концу по­лотенцем— своеобразной эмблемой праздника. Многие отправ­лялись на Акатуй на подводах, тарантасах. Лошадей и сбрую празднично украшали, в гривы вплетали разноцветные ленты и кисти из шерстяной пряжи, дугу обертывали цветной тканью или полотенцем.

На опушке леса на почетном месте усаживались старики — члены комиссии. Около них вкапывали в землю длинный шест с полотенцем на верхнем конце — акатуй ялавĕ (флаг акатуя).

Когда народа собиралось достаточно, начинались состязания: бег, скачки, прыжки, борьба, стрельба из лука по цели и т. д. Как правило, состязания начинали мальчики. Сначала соревно­вались в беге на полверсты. Победители получали до десятка яиц. Детей сменяли взрослые, они бегали на дистанцию от одной до двух верст.

Самым популярным видом соревнования на Акатуе является борьба на поясах. В качестве пояса используется полотенце. Каждый борец держит полотенце в руках, охватывая им талию противника. Борьбу также начинали мальчики, постепенно оче­редь доходила до взрослых. Оставшийся непобежденным борец получал титул богатыря (паттăр). Его обычно награждали ба­раном.

Одним из центральных моментов на состязаниях праздника Акатуй были конные скачки на три, пять, иногда и до восьми верст. Победителям скачек дарили вышитые полотенца, призы обычно привязывали к шеям лошадей.

Праздник Акатуй украшали разнообразные шуточные соревно­вания типа «бега в мешке», «бега на трех ногах», «разбивания горшка», «молодушки с коромыслом» и т. п. Силу и ловкость по­казывали в таких играх, как бой с мешками на бревне, поднятие гирь, различного рода перетягивания и т. д.

После состязаний молодежь разбивалась на несколько возрастных групп, и каждая из них затевала свои игры. Парни и девушки устраивали пляски, пели песни. Веселье продолжалось до позднего вечера.

Старики и семейные пары возвращались в деревню сразу же после окончания состязаний. Они приглашали к себе домой при­езжих из соседних деревень родственников и знакомых и пирова­ли допоздна.

Соседние деревни обычно старались проводить Акатуй в раз­ное время. Поэтому молодежь, да и взрослые успевали погулять на нескольких праздниках кряду: в своей и соседних деревнях. В состязаниях по борьбе участвовали богатыри нескольких дере­вень, и таким образом выявляли чемпиона всей округи. Такой паттăр пользовался всеобщим уважением.
Источник: Культура Чувашского края. Часть I: Учебное пособие /В.П. Иванов, Г.Б. Матвеев, Н.И. Егоров и др. /Сост. М.И. Скворцов. – Чебоксары: Чув. кн. Изд-во, 1994. стр. 193 – 197.

Далее цитата из работы Дмитрия Фёдоровича Мадурова.
Акатуй — начало земледельческого цикла празднеств чувашей (день проведения первой борозды). Акатуй по-чувашски бук-вально означает «посевная свадьба». У чувашей бытовали два названия этого праздника — Акатуй и Сабантуй. Туй означает «свадьба». Название Сабантуй происходит от названия булгарского тяжелого плуга сабана и празднуется в туарминско-афонькинском кусте и рысайкинско-староганькинском кусте самарских чувашей и некоторых районах Татарстана.

Названия созвездий халдеев семантически связаны со следующим за ним праздником akitu «сева Нанны», божества плодородия в виде быка с голубой бородой. В Месопотамии он отождествлялся с краем года, это было начало земледельческого года.

"На этот же месяц здесь (в древнем Уре. — прим. автора) падали также "Праздник ладьи (Нанны?)… и праздник siniiru, a также «Великий плач» (к-£и-1а)…(Дьяконов, 1990, с.294). Плач-поминки по Думузи (dDumu-zi) = Ниназу (зерно), захороненного (посеянного) в землю, проходили через месяц после посевной (Емельянов, 1999, с.78). Праздник, так же как и чувашский Акатуй (посевная свадьба), включал в себя обряд про-ведения первой борозды и являлся праздником, начинавшим аграрный цикл, дата проведения которого зависела только от начала аграрных работ в каждой отдельной деревне.

В Древней Месопотамии akitu справлялся второй раз после уборки урожая, так как начинался второй сезон сева.
"В четвертом месяце шумеры отмечали новогодье сева (a2-ki-ti su-numun-na). Известно, что для проведения праздника ново-годья сева было отведено специальное место в храме, куда при-носились жертвы: е2 ki-su—numun-ka mu-tum2 «(Шерсть) в храм, на место сева он доставил». Известно число жертв (27 откорм-ленных овец в сад, на место сева, на священный Холм, на место Зуэна). Известен и ритуал праздника, кратко описанный в монологе Плуга из «Спора Мотыги и Плуга»: «Когда в месяц сева праздник мой на поле справляют… царь руку мою держит, волов моих в ярме направляет, знать по сторонам от меня тол-пится, страны в радости ликуют, народ с удовольствием взи-рает, мое „утверждение борозды“. Степь до совершенства дово-дит» (Емельянов, 1999, с.77).

Следует отметить, что семантически вернее было бы пере-вести не «шерсть в храм» на место сева он доставил, а руно. Отметим, что в Шумере первую борозду проводил сам царь.

Иногда исследователями это событие трактуется, как празд-ник нового полугодия, но сразу же отметим, что эти полугодия носят ярко выраженный аграрный характер, проявляющий радость по поводу наступления нового аграрного года и печаль по поводу захороненного в землю (посеянного) зерна.

Шумеры начало пахоты отмечали праздником akitu «сева Нанны». Сам повелитель выходил на пашню и проводил первые борозды плугом. «Во время весеннего праздника akitu в Вавилоне статуи богов возили на колесницах из храма в храм, а затем собирались для совета в специальном помещении, где боги и должны были определять судьбы мира на будущий год, как они это делали в начале его существования» (Антонова, 1984, с.191).

Хазарский хакан Иосиф так описывал начало посевной страды у хазар в начале X в.: «Мы живем всю зиму в городе, а в месяце Нисане выходим из города и идем каждый к своему полю и саду, и к своей работе. Каждый из родов имеет еще известные владения, от своих предков. Они отправляются (туда) и располагаются в его пределах в радости и с песнями…» (Коковцев, 1932, с.74).

У чувашей начало пахотных работ ознаменовывалось праздником Акатуй, проводившимся в каждом районе в тот день, когда там прокладывалась первая борозда.

К выходу на акатуй готовились заранее, мылись в бане, одевали чистую праздничную одежду и после молений и сопутствующих им обрядов приступали к работам. Цвет и стиль одежды влияет на поведенческий стереотип человека. Отсюда отрица-тельное отношение людей, придерживающихся этнических мировоззрений, к черному цвету.

Этот праздник, на первый взгляд мало связанный с космическими явлениями, для чуваша-земледельца являлся самым главным праздником года. От его тщательной подготовки, чистоты и точности ритуала и обрядов зависела судьба будущего урожая. В этом празднике практика хозяйственных работ по подготовке почвы, зерна, орудий труда, живой тягловой силы приобретала астральный космический смысл. Поэтому он проходил с приглашением (йыхăрса) духов предков, ведь в чувашской этнической религии связующим звеном людей с божественным миром являлись духи предков и нетĕрсем (божественные принципы развития вселенной) — эманации единого Творца — Турă.

У лакцев «до совершения обряда выхода плуга никто не имел права начинать весеннюю пахоту. Считалось, что урожай хлебов, обилие влаги для полей зависит от удачливости пахаря, проведшего первую борозду… Праздник этот в болыпих селениях проводился ежегодно одним из кварталов селения в порядке очередности» (Шихсаидов, 1974, с.206), затем по борозде проводил каждый старейшина общины.

В Дагестане женщины сопровождали торжественную процессию и угощали всех лепешками и напитком бузой. Проводившего борозду люди осыпали комьями земли. Даргинцы во вре-мя «свадьбы поля» украшали рога быка, проводившего вспашку, хлебом, красными лоскутками и красным жгутом от рога к шее (правая сторона священна). Окружающие люди восклицали добрые пожелания: «Да будет урожай! Да будут дожди мягкими, трава хорошей, да не падут на людей неожиданные несчастья, да увеличится количество людей, и да будут они счастливы!» Жена пахаря угощала всех ритуальным блюдом. «В селе Мекеги с горы катали колесо от телеги с подожженной в нем соломой». Удачей считалось, если колесо пересечет речку.

После завершения обряда начинались состязания, выступали ряженые. «В программу соревнований обязательно входили скачки на лошадях, бег, метание камней, борьба, бои быков, баранов и собак». В качестве призов полагались калачи, лучшие сенокосные угодья. Победивший угощал людей, но и те не приходили с пустыми руками (Булатова, 1999). У лакцев лошадь, занявшую первое место в скачках, девушки обвешивали плат-ками.

Во время проведения первой борозды в нее клали яйцо, с шутками клали в борозду и девушек, а также зарывали испеченные к празднику лепешки.

В акатуй проводилась только первая ритуальная борозда, сопровождаемая ритуалами и молениями. И только на следующий день начиналась пахота земли. После пахоты в ночь перед выходом на посев на поле молодыми мужчиной и женщиной с целью проведения сакрально чистого эротического действа устраивался временный шалаш; считалось, что от его силы и страсти зависел будущий урожай. Считалось, что в это время происходит очищение от порчи, сглаза и т. п. явлений.

Скромно потыренные на просторах интернета фотки:




  • 1
спасибо. перепостю

Тебе спасибо!
Если у тебя есть свои собственные фотографии, то выложи их, пожалуйста!
Это снимки с прошлогоднего московского Акатуя.

у dvorobjov раньше прочитал :)

с Праздником, значит!

Спасибо!
С Праздником!)

Добрый день! Приглашаю Вас в сообщество - http://community.livejournal.com/my_cheboxary/. Сорри за оффтоп.

С удовольствием!
Спасибо за приглашение!))

  • 1